Главная страница

Жуковский р-н, Вщиж город (3)
Языческое святилище Благовещенской горы (Б.А. Рыбаков). 

В Брянском Полесье, куда еще на рубеже нашей эры устремился поток славянских колонистов, исследовано очень интересное городище юхновской культуры – Благовещенская гора, оказавшееся святилищем. На городище вплоть до конца XIX века стояла деревянная церковь Благовещения, подтверждая слова средневековых авторов о том, что "куда же древне погании жряху бесом на горах – ныне же паки туды святыя церкви стоят". Какая-то церковь могла быть здесь и в XI–XII веках, так как на этой горе существовало кладбище горожан удельного города Вщижа. Название церкви было связано с древней сущностью юхновского, неславянского святилища (V век до н.э. – V–VII век н.э.). Благовещенская гора расположена в непосредственной близости от Вщижа на соседнем мысу правого высокого берега реки Десны. Экспедиция выдающегося советского археолога и историка Бориса Александровича Рыбакова два года (1948–49 год) вела здесь работы и вся площадь Благовещенской горы была исследована полностью. В трех километрах на север от святилища в густом лесном массиве находится небольшое озеро, называемое Святым. Поселения юхновской культуры в непосредственной близости от городища нет. По своему внешнему виду Благовещенская гора очень похожа на обычное жилое городище мысового типа: мыс отрезан от плато глубоким и очень широким рвом в 18 метров шириной и валом. Длина треугольной площадки городища 45 метров. Раскопки показали, что святилище, существовавшее несколько веков, перестраивалось и постепенно расширялось. Лучше всего сохранились поздние сооружения первой половины I тысячелетия нашей эры. Река подмывала северный край городища и почти половина его постепенно обрушилась вниз, но, по счастью, раскопки выявили уцелевшую "линию симметрии", и мы можем представить себе устройство этого языческого центра.

Внешне святилище выглядело как настоящая крепость на высоком берегу Десны: глубокий ров, высокий подковообразный вал и деревянные стены (ограда?) по верхнему краю площадки. Диаметр округлой (ныне треугольной) площадки был примерно около 60 метров, т.е. равнялся диаметру болотных городищ среднего размера. Внутреннее устройство двора святилища-крепости было таково: вдоль всего вала, вплотную к нему было выстроено в западной части площадки длинное, изогнутое по форме вала сооружение шириной до 6 метров. Протяжение его (считая и рухнувшую часть) должно было быть около 60 метров. На расстоянии 5–6 метров от длинного дома были врыты в материк на глубину более метра вертикальные столбы, расположенные, как и дом, полукругом. Это – идолы. На противоположном от дома и идолов восточном конце площадки находилось некое сооружение, от которого (или от которых, если одно заменялось другим) остались вертикальные столбы, угли, зола, прокаленная земля. У южной стены площадки – зола, угли, кости животных и обилие так называемых "рогатых кирпичей" – подставок для вертелов. Свободная от сооружений середина двора была примерно 20–25 метров в диаметре. Вход на городище был со стороны плато. Фортификация имела внушительный вид, но являлась чисто символической, так как ров был перекрыт земляной "греблей", а вал разрезан посередине. Единственной реальной защитой здесь могли быть лишь ворота, от которых уцелел только один массивный столб, давший нам упомянутую линию симметрии. Сооружение на восточном краю городища, расположенное на противоположном от входа конце, могло быть помостом-жертвенником, на котором часто и помногу горел огонь и происходила разделка жертвенных туш. Обильные следы костров у южной стены свидетельствуют о поджаривании мяса на многочисленных вертелах. Все это происходило перед лицом полукруга идолов, окаймлявших пустую середину двора святилища. Идолы, вероятно, были высокими, так как их основания были очень глубоко врыты в ямы, тщательно вырытые в плотном материале. В уцелевшей части городища сохранились ямы-гнезда всего лишь 5 идолов: всего их могло быть 10–12. Около идолов, у самого подножья, найдены небольшие глиняные сосудики, а у идолов, расположенных в центре, у входа обнаружены бронзовые гривны, отлитые, но не зачищенные, с литейными заусеницами. Живая женщина физически не смогла бы носить такую гривну. Очевидно, они или украшали деревянных идолиц или подносились им. Около этих женских идолов, близ входа была сделана самая замечательная находка Благовещенской горы – горловина огромного толстостенного глиняного сосуда в виде головы медведя с широко разверстой пастью.

За полукругом идолов, вплотную к подковообразному валу было выстроено длинное сараеобразное и тоже полукруглое в плане сооружение. Его каркасом были массивные столбы, державшие, очевидно, кровлю. Стены в промежутках между этими опорами были образованы сплошным рядом вертикально врытых бревен. Длина всего помещения в сохранившейся части 26 метров, а в свое время оно должно было достигать метров 60. Внутри было вырыто продольное, с плоским дном углубление во всю длину каждой половины "дома" и по обе стороны его сделаны в материке сплошные скамьи-лежанки тоже во всю длину. На плоском полу в трех местах (в сохранившейся половине) прослежены костры без специальных очагов. Всего на четырех земляных скамьях обеих половин здания могли усесться 200–250 человек. Это просторное помещение предназначалось, очевидно, для тех пиров и братчин, которые были неотъемлемой частью языческого ритуала. Совершив жертвоприношение, заколов на дальнем помосте жертву, одарив и вознеся хвалу полукругу идолов, приготовив на рогатых кирпичах жертвенное мясо, участники обряда завершали его "беседою", "столованьицем, нечестным пиром" в закрытом помещении, сидя на скамьях у небольших (очевидно, осветительных) костров. Весь вещевой материал Благовещенской горы резко отличается от материала обычных юхновских поселений. Здесь нет обычных жилищ, нет очагов, нет рыболовных грузил, пряслиц для веретен. Все найденное здесь предназначено именно для пиров: большие сосуды (для пива?), небольшие кубки, ножи, кости животных, подставки для вертелов. Вход в святилище был устроен так, что сначала входивший проходил на мост через ров ("греблю"), затем попадал в узкое пространство ворот, приходившееся на середину вала и на середину длинного дома. Возможно, здесь происходила какая-то церемония "причащения" содержимым сосуда-медведя. Из этого срединного помещения два пологих спуска вели налево, в северную половину здания, и направо – в южную половину. Прямо от входа был весь внутренний двор святилища. Возможно, что четкое деление помещения на две половины связано с фратриальным делением племени. К сожалению, верхний слой городища IX–X века полностью разрушен кладбищем. Для совершения летних обрядов купальского цикла, не требовавших теплого помещения и нуждавшихся в воде для совершения жертвоприношений подводно-подземным силам, имелось поблизости Святое озеро окруженное густым лесом (в получасе ходьбы от святилища-крепости).

Источник информации:
1. http://historic.ru – Рыбаков Б.А. Язычество Древней Руси / Рецензенты: В.П.Даркевич, С.А.Плетнева, М.: Издательство «Наука», 1987 г.
(Часть первая. Язычники «троянских веков». Глава 3. Святилища, идолы и игрища)
2. http://tkachov-musey.ru – Музей Братьев Ткачевых

» Ладья летописного Вщижа «

Hosted by uCoz