Главная страница

Брянский р-н, Белые Берега (2)
Брянский район. Поселок Белые Берега. Белобережская Пустынь. 

Рядом с трапезной размещались ледник, бондарный корпус, маслобойня, мастерская для портных и сапожников. С западной стороны от трапезной находился каменный одноэтажный жилой дом, так называемый «пономарский»; к северу – большое каменное двухэтажное здание, в котором внизу располагалась квасоварня, а вверху жилое помещение. Рядом, слева, стояли амбары для ссыпки хлеба и продуктов; справа были устроены ворота, выходящие из монастыря к реке Снежеть. Возле ворот – еще одно двухэтажное (низ каменный, верх деревянный) здание с каменным флигелем. За описанными воротами, на берегу Снежети, был устроен огород, а около него – каменная баня с деревянным корпусом прачечной. В восточной части монастыря, на месте старых деревянных келий, в середине XIX века были построены три каменных корпуса с мезонинами (один из них сохранился), конный двор с конюшнями, где содержалось до сорока ездовых лошадей; столярня, амбары для ссыпки овса и флигель для мастеровых и рабочих. В 1828 году деревянная ограда была заменена каменной стеной, имевшей высоту от 3 до 4 метров. По углам монастырской стены возвышались четыре однотипные четырехгранные каменные башни, имеющие в плане вид квадратов со срезанными углами. Каждую башню завершала пологая граненая купольная кровля с коротким шпилем. В одной из северных башен позднее была устроена водокачка, подававшая в монастырь воду с помощью конного привода. В монастырской ограде было устроено трое ворот: Святые (в южной стене), Конные (в восточной стене, обращенные к скотному двору) и Задние (в северной стене, выходившие к реке Снежети и монастырским огородам). Стены, святые врата и надвратная церковь, были расписаны сюжетами из Апокалипсиса, что особенно привлекало богомольцев.

Первоначально монастырь довольствовался небольшой колокольней, имевшейся при «старом» соборе. В 1836 году была начата постройка отдельно стоящей каменной колокольни, в 35 сажен вышины. По непрочности фундамента и кладки, 22 сентября 1840 года, во время обеда, колокольня внезапно обрушилась, не причинив, впрочем, никакого вреда ни людям, ни другим постройкам. Из кирпича, оставшегося от рухнувшей колокольни, в последующие годы были построены два двухэтажных жилых корпуса, гостиница, конный двор и столярня. Строительство колокольни было вновь начато в мае 1847 года, при орловском губернском архитекторе И.П.Лутохине, который осуществлял общий надзор за постройкой. Величественная пятиярусная колокольня, покрытая белым железом, была полностью возведена к 1849 году. Ее высота составила 33 сажени (1 сажень = 2,134 метра). На колокольне установили 10 колоколов, самый большой из которых, весом в 646 пудов (1 пуд = 16,38 килограмма), подняли только в 1856 году. Другие колокола имели вес 317 пудов, 157 пудов, 52 пуда и так далее. Звон белобережских колоколов в хорошую погоду был слышен за 10–12 верст. С третьего яруса колокольни можно было любоваться видами окрестности; отсюда просматривались и город Брянск, и Свенский монастырь. В начале XX века между третьим и четвертым ярусами колокольни были установлены часы с боем. Размер черного с позолоченными цифрами циферблата был около полутора метров, что позволяло определять время с расстояния до двух километров. Механизм тонкими тросами связывался с колоколами на третьем ярусе, и часы мелодично отбивали время каждые 15 минут. Часы приводились в движение с помощью двух тросов с гирями по 40–50 кг, которые поднимали при помощи ворота. Одного завода часов хватало на две недели. Около 1926 года по вине воспитанников детгородка вся внутренняя деревянная часть колокольни сгорела вместе с часами. В уцелевшем кирпичном корпусе колокольни лесничество оборудовало вышку для обнаружения лесных пожаров. В первые месяцы Великой Отечественной войны колокольня, служившая хорошим ориентиром для вражеской авиации среди лесного массива, была полностью снесена.

В 1876 году в монастыре освятили новый пятиглавый двухэтажный каменный однопрестольный соборный храм в честь иконы Божией Матери «Троеручица», выполненный в русском стиле и внешним видом напоминающий московский храм Христа Спасителя. Его строительство было начато еще в 1861 году. Главным строителем этого храма был игумен Израиль, который нашел средство выплатить долги, сделанные по постройке его предшественником, игуменом Анастасием, и привлек многих новых жертвователей, помогших ему завершить постройку. Художником Академии Художеств Алексеем Васильевичем Шишкиным для нового собора было написано 60 икон, тульским купцом Чумаковым – три алтарных иконы. Резной иконостас и киоты изготовил болховской мастер Константин Попов. В 1895 году внутреннюю роспись нового собора в «итальянском» стиле произвел московский живописец Василий Колупаев.

Постепенно пришел черед каменным кельям с колоннами и мезанинами для иноков, амбарам, каменному флигелю для рабочих и мастеровых, которых ежедневно бывало в пустыни до ста человек. Ведь только одна иконописная мастерская существовала в обители десятилетиями. Помимо иконописной, существовали слесарная и бондарная мастерские, приносившие немалый доход обители. Случалось монахи целыми возами отправляли в соседние уезды и губернии столы, табуреты, ведра, бочки и деревянную посуду. Особенно белобережские монахи славились производством деревянных ложек, украшенных художественной резьбой, изящной и тонкой работы. К тому же они покрывались особой олифой, состав которой иноки держали в секрете. Когда в 1823 году Александр–I проезжал через Орловскую губернию по дороге на юг, то на остановке в «Житной Поляне» делегация монахов пустыни поднесла ему, кроме иконы (копии) Троеручицы Божьей Матери, несколько деревянных ложек, вызвавших у царя своей красотой неподдельный восторг.

В связи с необходимостью обеспечения странствующих богомольцев ночлегом при Белобережской пустыни возник поселок. Первоначально представлял собой одноэтажное здание странноприимной избы, располагавшейся напротив Святых ворот обители. К 1841 году деревянная гостиница обветшала и была заменена каменным зданием. К концу XIX века гостиничный комплекс перед Святыми воротами состоял уже из трех зданий, не считая вспомогательных построек. Главный корпус каменный и двухэтажный имел около 50 номеров, отапливаемых печами. Рядом с этим корпусом стоял более крупный второй корпус, тоже каменный, двухэтажный, с большим мезонином: в нем было 24 «теплых» номера и 60 «летних» (без печей); возле него третья двухэтажная гостиница: низ каменный, а верх деревянный, с деревянным флигелем, на 22 номера. При гостиницах находился большой поместительный двор, обстроенный с двух сторон деревянными строениями; также для помещения богомольцев, с третьей его стороны, прямо против гостиниц, тянулся ряд сараев, на чердаках которых, при большом стечении народа, ночевало простонародье. По другую сторону от дороги, ведущей в пустынь, в 1890 году дятьковским заводчиком Мальцовым для своих рабочих был построен деревянный жилой корпус на каменном фундаменте. При большом стечении богомольцев этот корпус также использовался в качестве гостиницы; в ней имелось 15 номеров. Рядом, ближе к берегу Снежети, с восточной стороны от монастыря, находился кирпичный завод с особыми постройками для обжигания кирпича и извести «на монастырские потребы», а также каретный двор и скотный двор, где разводили коров тирольской и холмогорской пород. Небольшая монастырская гостиница имелась и на железнодорожной платформе «Белобережская». Сюда к каждому поезду выезжали монастырские экипажи–«линейки», доставлявшие богомольцев в пустынь. Но всех этих гостиниц часто не хватало: в праздники в монастырь стекалось до пяти тысяч богомольцев, многие из которых, прибывшие издалека, были вынуждены оставаться на ночлег. За проживание в гостинице плата не взималась, однако состоятельные посетители (в большинстве своем – жители города Орла), как правило, оставляли довольно щедрые добровольные пожертвования. До настоящего времени ни одно из этих зданий не сохранилось, однако жилой поселок у стен монастыря по-прежнему существует.

Близ пустыни находился скит с возведенной в 1856 году двухэтажной церковью: нижней каменной – во имя Всех святых и верхней деревянной – в честь Печерской иконы Божией Матери. Для монашествующих в скиту были построены четыре деревянных корпуса с кельями, где проживали старые монахи–отшельники. Богомольцы скит не посещали. В ограде скита, вокруг церкви, располагалось небольшое кладбище, на котором хоронили умерших белобережских монахов. Снаружи скита, у самых его ворот, находилось другое кладбище, где погребались умершие в обители странники и богомольцы. Пустынь имела также подворья в Брянске и Карачеве. Наиболее известным владением пустыни являлся постоялый двор, в 12 верстах от обители, называемый «Житная поляна», состоявший из деревянного корпуса и келий для приезжих. В начале XX века в Белобережской пустыни проживало около 200 монахов, к 1916 году их численность возросла до 400 человек. Так же к 1916 году в монастыре было свыше 30 корпусов: настоятельский, братские, трапезные, гостиничные, больничный, различные мастерские (иконописная, бондарная, слесарная, маслобойная и другие), конный и скотный дворы. Скотный двор и гостиничные корпуса располагались вне монастырской ограды, но большинство построек находилось непосредственно на территории монастыря. Обитель владела 1895 десятинами леса, 473 десятинами пахотной и луговой земли. С 1900 года на монастырском хуторе при деревне Малое Полпино стала действовать школа, а в 1901 году она была преобразована в церковноприходскую. В неурожайные годы в трапезной монастыря помимо братии ежедневно кормили по 300–400 человек. Случалось, неимущие матери оставляли у стен обители своих детей. Пустынь отчисляла средства на содержание епархиальных училищ, брянского госпиталя Красного Креста, а с 1905 года по 150 рублей ежегодно в фонд пострадавших в русско–японской войне, в 1916 году – 600 рублей в императорскую канцелярию «на нужды войны», за что император страстотерпец Николай–II выразил братии благодарность.

Спокойное течение времени Белобережской пустыни было нарушено начавшейся Первой мировой войной, когда на территории монастыря разместился лазарет для раненых. Окончательно же монастырская жизнь была разрушена революционными событиями 1917 года и Гражданской войны. В 1918 году началась конфискация имущества обители. Монастырь был лишен прав юридического лица; оставшаяся братия (около 150 монахов) вынужденно объединилась в трудовую коммуну «Белобережское трудовое братство» и продолжала совершать богослужения. Показательна история, произошедшая с бывшим игуменом Жировицкого монастыря престарелым отцом Маврикием, проживавшим на покое в Белобережской обители. Чрезвычайная комиссия конфисковала у старца все личные вещи и деньги, продержала без каких-либо объяснений целый месяц в тюрьме, а на последующую просьбу «о выдаче хотя бы небольшой суммы денег на самые необходимые расходы» издевательски ответила: «...монашествующие не должны иметь капиталов, как отрекшиеся от мира, а если имеют, то это называется любостяжанием и сребролюбием, что запрещено Иисусом Христом». В 1919 году на территории монастыря была размещена дачная колония Московского отдела народного образования, а с 1920 года – детская трудовая колония, временно сосуществовавшая с монашеской братией. По мере роста численности воспитанников колонии, называемой с 1922 года «детгородком», шло постепенное вытеснение монахов из жилых и хозяйственных корпусов, ранее переданных им по договору. Окончательно монастырь был закрыт постановлением президиума Брянского губисполкома от 17 июня 1924 года, при этом все прежние договора с верующими были аннулированы. 26 июля 1924 года полностью прекратилось богослужение в храмах. Два года спустя началось целенаправленное разрушение обители. Вначале разобрали главный соборный храм; кирпич использовали для строительства «Дома Советов» в Брянске. Боем устилали дороги. В 1930–м та же судьба постигла собор во имя «Троеручицы». Детский городок в бывшем монастыре существовал до начала Великой Отечественной войны. В 1941 году детей эвакуировали, а в стенах бывшего монастыря несколько месяцев, до оккупации, действовали курсы минеров–подрывников. Окончательная гибель обители произошла в военное и послевоенное время. Все монастырские храмы и колокольня были разрушены до основания, кирпич пошел на восстановление Брянска, а территория бывшего монастыря была передана под детский санаторий. В 1950–1970 годы здесь было построено несколько новых жилых, учебных и хозяйственных корпусов, котельная и другие объекты. В 2004 году пустынь была возвращена Брянской епархии. Сохранилось лишь несколько жилых и хозяйственных зданий и часть ограды с юго–восточной башней, а память о богатейшей обители и ее делах практически исчезла. Первоначально предполагалось в стенах Белобережского монастыря разместить и Брянское духовное училище, однако ввиду удаленности от города оно не привлекло достаточного количества учащихся и в последующем было перенесено в Брянск. В настоящее время на территории Белобережской пустыни ведутся ремонтно–восстановительные работы, но из–за отсутствия должного финансирования современный вид монастыря по–прежнему не привлекателен для туристов и паломников.

Источник информации:
1. Кизимова С.П., Зубова Е.М. По следам святых обителей: Из истории монастырей и пустыней Брянского края. – Брянск:
Издательство Брянского государственного педагогического университета, 1999г. 442с.
2. Свод памятников архитектуры и монументального искусства России: Брянская область. – М.: Наука, 1998 – 640 с.
3. http://www.pravenc.ru/ – Православная энциклопедия. Белобережская пустынь
4. http://www.belber.ru/ – Портал поселка Белые Берега. Белобережская пустынь
5. http://ru.wikipedia.org – «Википедия» - универсальная энциклопедия. Белобережская пустынь
6. http://bryansk-eparhia.ru – Брянская Епархия Русской Православной Церкви
7. http://www.scilib.debryansk.ru – Брянская областная библиотека имени Ф.И.Тютчева. Проект «Исторические и памятные места Брянской области»

» Фотоальбом | 1 | «

Hosted by uCoz